Прошлого не вернуть

Загрузка...

В зале Дома писателей на улице Воровского лежал в гробу Довженко — красивый, шестидесятидвухлетний, многое не успевший сделать. На хорах, за чёрным тюлем играл оркестр. Читали телеграммы от выдающихся деятелей мирового искусства. Иван Семёнович Козловский поднял руку, и оркестр замолк. Козловский достал из кармана кожаный кисет, высыпал из него горсть земли у изголовья Довженко: «Это наша земля, друже мой, с Винничины нашей, я её по-братски делю, мне и тебе. А сейчас, Сашко, я спою твою любимую песню».


«Дивлюсь я на небо», — пел Козловский. И плакали все — писатели и художники, учёные и маршалы, кинематографисты и педагоги. Все те, с кем советовался Довженко, когда создавал свои прекрасные сценарии — «Открытие Антарктиды» о подвигах русских моряков и учёных, «Повесть пламенных лет» о воинах Украины, «Зачарованная Десна» о добром детстве человека, посмотреть эти фильмы можно на кино-портале http://the-smurfs.ru/.
В зал вошли молодые солдаты. Аккуратно собрали они цветы, отложили их в сторону и положили в гроб Довженко большущие спелые яблоки. Земляки Довженко, они привезли яблоки из Винницы. Седой, красивый Довженко лежал, как умирающий дед из его фильма «Земля». Михаилу Аветовичу Арутчьяну я обязан первым приобщением к искусству.


Осенью 1932 года я, десятилетний мальчишка, случайно забрёл в мастерскую художника. Небольшая остеклённая каморка под лестницей нового необжитого здания клуба строителей, где помещалась тогда опера, показалась мне обителью чародея. С того дня я стал частым гостем художника, а позднее — его учеником и помощником. Арутчьян работал тогда над макетом декораций «Севильского цирюльника». В мастерскую вместе с разноголосыми звуками кулис врывалась музыка гениального Россини — в соседней клетушке дирижёр Пирадов проводил спевки хора.
Художник с увлечением клеил конструкции будущего спектакля. Лёгкие, ажурные плоскости вертикалей, прямоугольные объёмы помостов удивительно «музыкально» размещались художником на двух вписанных друг в друга кругах, их вращение неузнаваемо преображало сценическое пространство, создавало самые неожиданные композиции экстерьеров и интерьеров оперы.


Условные, лишённые бытовых подробностей конструкции, ломая традиционные представления об оперных декорациях, в то же время удивительно соответствовали природе шедевра Россини, способствовали полному раскрытию изящного режиссёрского замысла Аркадия Сергеевича Бурджаляна.
Выражаем признательность интернет-порталу samuithailand.net за использованные материалы и полезные материалы, которые послужили исходными данными для написания предоставленной статьи. Автор статьи Рачья Вардересян, режиссер Ереванского театра Сатиры -  "ЕреванСтудия".



Загрузка...


Раздел: Авто Новости 26.07.2015